Timeplus-kazan.ru

Консультации адвоката
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Расследование бытовой травмы 23 советов адвокатов и юристов

РАБОТА АДВОКАТА ИЗНУТРИ или «за что я плачу деньги адвокату?»

Не каждый человек, обратившийся за юридической помощью к адвокату или юристу, реально понимает, что же он все-таки там делает и как то что он делает соотносится с оплатой его услуг.

Поэтому мы решили немного рассказать здесь о реалиях юридической работы, которая для Доверителя остается по большей части невидимой.

Да, конечно, дела абсолютно разные. Самое элементарное — взыскать денежные средства по расписке, за поставленный, но не оплаченный товар или составить договор.

По времени, начиная с момента ознакомления с документами, часа 3-5. Прилично, да? Учитывая, 8-ми часовой рабочий день, 1 час (приблизительно) уходит на внимательное изучение документов (договоров, расписок, чеков, товарных накладных, актов сверок и т.д.) на предмет их дат, органов выдачи, подписей, паспортных и иных идентификационных данных, на предмет соответствия этих дат со всеми документами, поиск выписок из ЕГРЮЛ и т.п.

Был случай, когда потенциальный Доверитель обратился за консультацией, он полагал, имеются основания для взыскания денежных средств. Однако, анализ дат выявил преждевременность такого обращения.

Если это арбитраж — то обязательно нужно посмотреть судебную практику, независимо от того было у специалиста уже аналогичное дело или нет — это около часа-двух, обязательно открыть кодексы и освежить в памяти нужные статьи. Составить «шапку» документа (найти индексы всех лиц, участвующих в деле, указать все их данные, телефоны, адреса) — 15 минут. Составление приложений к исковому заявлению/отзыву/жалобе — около 30 минут.

При составлении какого-либо правового документа — само содержание может редактироваться множество раз, переставляются предложения, слова, слова заменяются синонимами, затем снова происходит перестановка, потом исключение части слов, предложений, документ оттачивается в целях его созвучия и гармоничного восприятия при прочтении, а не только набора фактов и статей, дабы текст был «живой». Сила — в слове, это действительно так. Иногда предложения строятся вопреки правилам русского языка, что не вписывается в рамки привычного — всегда запоминается. В конечном документе нет лишних предложений, в предложениях нет лишних слов, а слова тщательно продуманы и каждое стоит на своем месте в предложении. Затем наступает стадия — фильтрации документа на ошибки, редактирование по стилям, выделения и т.п., это также занимает немало времени.

Если «простое», на первый взгляд, дело (*имеется ввиду процессуальный документ) можно подготовить за 3-5 часов, то существуют такие дела, что кажутся простыми, однако таят в себе невероятный труд. Из практики нашего коллеги, одно из таких дел — заявление о назначении досрочной трудовой пенсии, на его составление ушло 23 часа. Только на изучение законодательства времен СССР, судебной практики и освоение тонкостей профессии «электрогазосварщика» ушло часов 10, не меньше. Это тяжело, но зато качественно. Намного серьезней обстоят дела с налоговыми спорами, поражающие объемами итогов выездных внеплановых проверок, трудочасы по таким делам можно даже не считать. Уверены, что многие практикующие юристы и адвокаты с нами согласятся в том, что 80 % успеха зависит от изначально составленных процессуальных документов (правильно составленных исков, заявлений, отзывов, возражений, жалоб). Это как изначально сам специалист замесил тесто, сам подготовил начинку для пирогов, посадил их в печь и остается только следить за температурой, чтоб они там не сгорели.

Но это еще не вся работа по делу. Суд. Что происходит в суде? В суде происходит встреча с представителем другой стороны — они также готовились, составляли свое видение ситуации, их позиция по делу может быть составлена так, что опровергается наша позиция, обман это или правда — предмет разбирательства, но во многом задача адвоката также и в том, чтоб убедить Суд, заставить Суд поверить именно ему, в частности, дело доходит даже до убеждения трактовок статей. Мы нисколько не умаляем значение психологии, поскольку именно она является «подносом для пирожков». Если позиция делу слабая и адвокат с Доверителем это понимают, то необходимо стараться противную сторону дискредитировать изначально, дабы пошатнуть доверие к ним. Данный прием бывало весьма часто срабатывает.

Более того, зачастую на практике, противная сторона считает приемлемым, вопреки закону, предоставлять письменную позицию в самом судебном заседании, а не заблаговременно «до». Здесь адвокату приходится быстро читать, быстро выявлять противоречия/несостыковки, могущие их дискредитировать и несоответствие статьям закона и все это прокомментировать непосредственно в судебном заседании, что, кстати, может благоприятно сказаться на отношении к адвокату у Суда, как к действительно, квалифицированному представителю своей профессии.

Зачастую в Суде складывается достаточно дискомфортная обстановка в виде неэтичного формата общения, как участников процесса, так и самого Суда. В последнее время, это случается достаточно часто именно в арбитраже. Это стресс. Это издержки профессии. Более того, адвокатура ценится, но не в России, и каждый адвокат не сегодня, так завтра услышит язвительное обращение в его сторону в судебном процессе. Приходится фильтровать, не обращать внимание, проявлять гибкость характера и не доводить ситуацию до предела.

Время. Доверитель еще платит за время. Не только затраченное на составление процессуальных документов, но и за время для поездок в суд и подачи и получения документов (один исполнительный лист в Басманном районном суде г. Москвы можно прождать 5 часов), за период судебных заседаний (судебные заседания по количеству варьируются от 4-8). Дело от поступления искового заявления до вступления решения в законную силу — пробудет в Судах около 6 месяцев. И это без стадии исполнительного производства, где множество своих тонкостей и нюансов. Время также состоит из бездействия адвоката во время ожидания вызова в судебное заседание. В судах многочасовые задержки, если сегодня назначен суд, то это на весь день. Адвокат лишается возможности совершить свои личные дела в это время, в конце концов времени может не быть даже на семью. Более того, очень часто для того, чтобы ознакомиться с делом — нужно подшить тома дела, так как сотрудники Суда не успевают это сделать к дате ознакомления, на это также уходит очень много времени.

Сбор доказательств, общение с экспертными службами, у которых свои правила обращения к ним, составление вопросов экспертам / специалистам / свидетелям — это также труд.

Как видите, «изнанка» работы адвоката по делу совсем иная, чем кажется на первый взгляд, это кропотливый и тяжелый труд. Конечно, возможно где-то, за аналогичное дело с Вас попросят намного меньший гонорар, но помните, в таком случае неизбежно пострадает качество, иск или отзыв по делу будет написан шаблонный, правовая ситуация и законодательство будут проанализированы не в полной мере, если это будет сделано вообще и т.д.

Качество работы — это средство для достижения положительного результата по делу.

«Доблесть и отвага»: СК наградит молодого человека, которого жестоко избили в метро за то, что он заступился за пассажирку

Роман Ковалев постепенно восстанавливается от полученных травм и ждет операции. А в отношении тех, кто на него напал, возбуждены новые уголовные дела

Роман Ковалев. Фото: _kova1ev/Instagram

Роман Ковалев, жестоко избитый в московском метро за то, что заступился за девушку, получит медаль «Доблесть и отвага». Соответствующее поручение дал глава Следственного комитета Александр Бастрыкин.

Сам инцидент произошел 4 октября в московском метро на перегоне от станции «Измайловская» до станции «Первомайская». Со слов очевидцев, трое молодых людей, зашедших в вагон, сразу начали проявлять агрессию и приставать к пассажиркам. Вот что рассказала оперативникам одна из свидетельниц случившегося:

То, что происходило дальше, сняли на мобильные телефоны другие пассажиры. Весь пол вагона залит кровью, один из нападавших сначала держит Романа Ковалева, пока второй наносит ему удары по лицу и телу. Затем Ковалев падает, но избиение не прекращается. Молодой человек в красном спортивном костюме практически прыгает на голове жертвы. На заднем фоне крики с просьбами прекратить избиение.

Но нападавшие реагируют угрозами, что так же будет и с теми, кто посмеет вмешаться. И никто не посмел. Нападавших задержали уже на улице. Ими оказались трое уроженцев Дагестана Магамаали Ханмагомедов, Ибрагим Мусалаев и Гасан Залибеков. По данным Следственного комитета, ранее они уже были судимы за кражу и умышленное причинение вреда здоровью.

Известно, что у преступности нет национальности. Она есть у преступников. И она разная. Просто часто бывает, что человек, находящийся внутри своих же культурных традиций и обычаев, ведет себя одним образом, а попадая в другое место — начинает вести себя иначе. Как подросток, у которого родители уехали на все выходные на дачу. Собственно, отец Магамаали Ханмагомедова — того самого молодого человека в красном спортивном костюме — в интервью «Московскому комсомольцу» прямым текстом сказал: «Сын напился в Москве, так как дома у нас запрещено пить, у меня ни один сын не выпивает. А тут у сына от спиртного помутился разум».

Читать еще:  Программа молодая семья 2021 условия документы белгородская область

Но некоторые черты менталитета остаются с человеком всегда. А иногда и некоторые предметы. Почему в том же вагоне метро другие мужчины не заступились ни за девушек, ни за парня, которого били ногами? Ответ частично кроется в новых делах, которые возбуждены в отношении молодых людей: «покушение на убийство из хулиганских побуждений» и «применение насилия в отношении представителя власти». Один из нападавших в ходе задержания напал на полицейского с ножом. И пассажиры вагона прекрасно понимали, что люди, которые изначально так агрессивно себя ведут, могут быть вооружены и что их в этом адреналиновом ударе действительно, скорее всего, ничто не остановит. Тем более когда они в группе.

Этих троих остановили сотрудники полиции. Адреналин ушел. И на кадрах оперативной съемки от горячего нрава не осталось и следа:

— Вину свою признаешь?

— Вину признаю свою.

— В содеянном раскаиваешься?

Раскаиваться нападавшим, скорее всего, придется очень долго. Их лица во всех СМИ, поручения по ним дает лично глава СК, против них возбуждено несколько уголовных дел — время подумать будет.

Роман Ковалев же идет на поправку. В результате нападения он получил два перелома носа, у него серьезно пострадал глаз.

Впереди операции, но молодой человек чувствует себя нормально. В соцсетях ему желают скорейшего выздоровления и собирают для Романа деньги. Ковалев работал барменом в одном из московских заведений. Но теперь по понятным причинам долгое время не сможет регулярно выходить на работу.

Комментарии

Комментариев пока нет

Оставить комментарий

УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РФ наши партнеры

Любое использование материалов допускается только с указанием в качестве источника информации Уголовный Кодекс РФ. Гиперссылка при использовании материалов обязательна. Все информационные ресурсы проекта имеют исключительно информационный характер и цели. 16+

Москвич

«Если следователь орет, шанс выйти на свободу есть» — адвокат Сергей Бадамшин

  • Facebook
  • VK
  • Twitter

Громких дел вокруг журналистов, которых обвиняют в хранении наркотиков, оправдании терроризма и разглашении государственной тайны, становится все больше. Мария Ганиянц поговорила с адвокатом Сергеем Бадамшиным, представляющим Ивана Голунова, о законных правах профессиональных журналистов, о том, что каждому из нас нужен свой адвокат, получила инструкцию на случай внезапного ареста и узнала, в чем причина большинства обвинительных приговоров.

Вы сейчас занимаетесь делом Ксении Собчак против Среднеуральского женского монастыря, захваченного мятежным схиигуменом Сергием?

Я представляю интересы режиссера телеканала «Дождь» Сергея Ерженкова, который находился в монастыре в момент конфликта в составе съемочной группы Ксении Собчак. В его отношении применили физическую силу, отобрали камеру с отснятым материалом и сломали руку.

Здесь закон нарушен по нескольким пунктам: насилие над человеком и препятствие профессиональной деятельности журналиста. В совокупности — часть 3 статьи 144 УК РФ, а именно воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов путем принуждения их к распространению либо к отказу от распространения информации, соединенное с насилием над журналистом либо с повреждением или уничтожением его имущества.

Кстати, работа журналиста сегодня — одна из самых опасных профессий. Похоже, что мешать журналистам в их работе становится трендом.

В последнее время идет череда насилия и арестов среди журналистов, от уголовных дел до прямого физического воздействия (Ивану Голунову подбросили наркотики, Светлану Прокопьеву обвиняют в оправдании терроризма, Ивана Сафронова — в госизмене. — «Москвич Mag»). Даже самые нашумевшие дела прошлых десятилетий — убийства Листьева, Холодова — до сих пор остаются без расследования.

Что делать журналистам, чтобы защитить себя?

Необходимо, чтобы де-факто заработала статья 144 УК «Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов», а ее нарушение каралось бы законом. Чтобы эта норма была не мертвой, как сейчас, а реально действующей, нужны консолидированные действия всего профессионального сообщества, чтобы в каждом конкретном случае, когда вам препятствуют в работе путем принуждения к распространению либо к отказу от распространения информации, работники СМИ обращались в правоохранительные органы и отстаивали свои права.

Уверен, что похожую статью о воспрепятствовании профессиональной деятельности адвоката надо вводить и в российский УК. Например, на Украине такая статья в законе уже есть.

В чем главная сложность работы адвоката в России?

Получить допуск к своему подзащитному сразу после его задержания, оказаться рядом в самые первые часы, что критически важно для подзащитного. Но нам всячески мешают это сделать. Последний пример — задержание по обвинению в госизмене бывшего журналиста, а ныне сотрудника «Роскосмоса» Ивана Сафронова (арестован 7 июля по обвинению в передаче секретных данных о военном сотрудничестве России со странами Ближнего Востока чешской спецслужбе. — «Москвич Mag»). Адвокат Олег Елисеев сразу же приехал в следственное управление ФСБ, чтобы вступить в дело, для участия в следственных мероприятиях. Но ему сообщили, что информации о нахождении такого человека в здании нет. При этом силовики сами выложили видео, где Сафронова задерживают на улице и далее ведут по коридору СУ ФСБ, где видна доска почета с фото сотрудников следственного управления.

Любое сотрудничество с госструктурой может обернуться посадкой для адвоката.

Кроме того, растет число уголовных дел против самих адвокатов: наблюдается тенденция криминализации высоких гонораров юристов (речь идет об обвинении адвокатов подмосковной коллегии «Ваш адвокатский партнер» Александра Сливко и Дины Кибец, а также заместителя гендиректора «Аэрофлота» Владимира Александрова и главы юридического департамента компании Татьяны Давыдовой в хищении денежных средств у ПАО «Аэрофлот» путем мошенничества, совершенного в особо крупном размере (250 млн руб.) организованной группой. Договор о юридической помощи, который коллегия и «Аэрофлот» заключили между собой, включал почасовой гонорар юристов в размере от 350 до 400 евро, хотя, по мнению следствия, эта сумма не должна превышать 60 евро в час. — «Москвич Mag»).

В такой ситуации работать с корпорациями, которые имеют отношение к государственным деньгам, становится для адвоката чрезвычайно опасным, так как грозит уголовными делами по обвинению в хищении. Проще говоря, любое сотрудничество с госструктурой может обернуться посадкой для адвоката.

Хотя по сравнению с западными коллегами гонорары адвокатов даже в Москве значительно ниже. При этом нам приходится работать в сложнейших условиях, когда со стороны правоохранительной системы в них часто видят не процессуальных оппонентов, а чуть ли не врагов.

От какой суммы считается гонорар высоким?

Я не буду отвечать на этот вопрос. Считаю, что адвокат стоит ровно столько, сколько ему платят. Знаете, каждый человек выбирает адвоката по своему образу и подобию. Перефразирую известную пословицу: скажи мне, кто твой адвокат, и я скажу, кто ты.

Что вы делаете, чтобы попасть к клиенту сразу после задержания, даже если вам отказывают?

Пользуемся различными тактическими ухищрениями, где-то хитростью берем, где-то измором, засыпаем постоянными обжалованиями. Знаю случай, когда адвоката не пускали для участия в обыске, и он отключил свет в квартире, где шли следственные действия, и полиция вынуждена была открыть двери.

Но нам не всегда мешают. Например, по делу моряков мы слаженно и спокойно зашли в дело и отработали профессионально с командой из 30 адвокатов (24 украинских моряка были арестованы после инцидента в Керченском проливе в ноябре 2018 года по обвинению в незаконном пересечении государственной границы, совершенном группой лиц. — «Москвич Mag»).

Грамотные и воспитанные следователи не препятствуют вступлению в дело адвоката, но есть те, кто проявляет слабость характера и недальновидность и старается в первые часы после задержания (важнейшее для защиты время) не допустить общение задержанного и адвоката. Поэтому нынешняя история с Сафроновым свидетельствует, что люди, которые ведут следствие, не только пренебрежительно относятся к своим процессуальным оппонентам, но и пытаются что-то скрыть. Значит, в позиции следствия есть слабость, и адвокатам есть на что обратить внимание. Были бы уверены следователи в себе, вели бы себя по-другому.

А что делать москвичу, которого неожиданно арестовали?

В первые минуты после задержания любыми способами надо дать знать о себе родственникам или знакомым, чтобы они нашли адвоката. Повторю, любым способом сообщить о случившемся близким — через коллег по работе, прохожих или соседей. Стараться сохранить хладнокровие и настойчиво требовать, чтобы предоставили возможность связаться с адвокатом, дать понять, что без защитника беседы не получится. Любой гражданин нашей страны имеет законное право с момента задержания пользоваться помощью адвоката, даже если его допрашивают в качестве свидетеля.

Номер своего адвоката надо непременно наизусть выучить, так как телефоны при аресте изымают.

Самый сложный период — первые часы, когда сложно собраться с мыслями, лучше вообще не вступать в диалог и дискуссии и промолчать, чтобы не наговорить на себя. Можно ссылаться на 51-ю статью Конституции, но лучше просто молчать, пока адвокат не придет, и только потом, обсудив позицию, вступать в разговоры со следствием.

Читать еще:  МРОТ в Коми в 2021 году районы и размеры

Запомните, если у следователя хорошее настроение и он чуть ли не за пивом бежит — пиши пропало, а если в плохом настроении и орет — шанс выйти на свободу есть.

Но у большинства жителей Москвы нет своего адвоката.

Но нужно, чтобы был у каждого. И номер его надо непременно наизусть выучить, так как телефоны при аресте изымают. Почему у обычных людей есть свой доктор, но нет адвоката? К адвокатам же обращаются не только в рамках уголовных дел, но и при разводах, наследствах, покупке недвижимости.

Перед покупкой квартиры зачем адвокат-то нужен?

Сейчас выросло число банкротств физических лиц, и консультация с профессиональным юристом необходима, чтобы потом не потерять квартиру (а в Москве жилье дорогое) при банкротстве продавца. Тут есть масса нюансов, назову лишь несколько. Сделка обязательно должна быть на полную сумму, в случае цен значительно ниже рынка сделки при банкротстве сразу отменяются, и квартира уходит в общую банкротную сумму. А оплату лучше проводить через банк либо прямо перечисляя со счета на счет, либо посредством аккредитива.

Но если вы уж наличными деньгами рассчитываетесь, то обязательно показать, откуда вы эти деньги взяли, в том числе доказать, что в момент сделки у вас эти деньги были — пересчитать их в банке перед сделкой.

Пересчет купюр иногда спасает от обвинений в том, что эта сделка была чисто притворной. Даже если придется платить налоги, то это намного дешевле, чем потеря квартиры при банкротстве продавца.

Вернемся к уголовным делам. Неужели в России не больше 3% оправдательных приговоров в судах?

Я статистику не веду. Но оправдательных приговоров действительно ничтожно мало. Это чрезвычайное происшествие для следователя и в целом для подразделения.

Хотя суды присяжных оправдывают гораздо чаще. Председатель Московского городского суда Ольга Егорова в одном из своих интервью объяснила это плохим качеством следствия. Но плохое качество следствия почему-то устраивает обычный суд. На мой взгляд, российские суды превратились в некую надстройку над следствием, складывается впечатление, что перед судом стоит задача уже не в отправлении правосудия, а в исправлении ошибок следствия.

Лично я предпочитаю дела до суда и приговора не доводить: если есть хоть малейшая возможность прекратить уголовное преследование на стадии следствия, мы ее используем. Практика российского правосудия подтверждает, что именно на стадии следствия есть больше шансов выйти на свободу.

Как можно изменить эту ситуацию?

У нас не законы плохие, а их правоприменение. Был бы человек — статья найдется. В нашей правоохранительной судебной системе есть две проблемы: кадры и статистика. Про кадры говорить не буду, напомню лишь, что по делу Голунова бывший повар стал оперативным сотрудником целого УВД по ЗАО.

Складывается впечатление, что перед судом стоит задача уже не в отправлении правосудия, а в исправлении ошибок следствия.

Вывод один — набирать нормальные кадры. Это возможно. Вспомните 2018 год и чемпионат мира по футболу, какие прекрасные и доброжелательные полицейские у нас были. То есть было указание сверху. Но по указанию работать хорошо недостаточно. Нужен системный подход, как в подборе кадров, так и в статистике (отчетности работы правоохранительных органов).

Получается, что проще всего убрать неугодного человека, из бизнеса или из профессии, обвинив его в тяжелом уголовном преступлении — хранении наркотиков, педофилии или терроризме. Все чаще и чаще в независимых СМИ пишут о заказных делах.

Я не готов комментировать чужие дела.

А разве дело Голунова не заказное?

Против Ивана Голунова было совершено уголовное преступление и применено насилие, в том числе при помощи спецсредств. Циничное преступление, которое мало с чем может сравниться — у стен ГУ МВД по Москве группа сотрудников полиции подкинула журналисту наркотики.

Сначала он был подозреваемым, потом обвиняемым, потом свидетелем, потом стал потерпевшим. Мы сейчас подходим к завершению предварительного следствия. Само по себе дело уникально, потому что наши процессуальные оппоненты готовились к своему уголовному преследованию после освобождения Ивана. В частности, они уничтожили доказательства, в том числе видеосъемку задержания Голунова. Но часть полицейских вину признали и дали обличающие показания, причем даже те, кто не признал, много чего интересного рассказали о коллегах. Остался один вопрос: кто заказчик?

Пытки задержанных и заключенных еще одна серьезная российская проблема. Что делать арестованному, чтобы избежать физических издевательств?

Любыми способами не оставаться в изоляции. Делать все возможное, чтобы адвокат был рядом, близкие знали о задержании. Но есть дикие случаи, когда единственный шанс выжить — оговорить самого себя или кого-то другого. Но даже если это произошло, нужно немедленно подавать жалобы, обращаться в службу УСБ или ФСБ по поводу насилия и фиксировать пытки.

Пытки бывают разного вида, от физического насилия в момент задержания (насилие в отношении родителей на глазах ребенка тоже пытки) до пресс-хат в следственных изоляторах.

Зачем было устраивать спецоперацию по задержанию Воронцова (основателя паблика «Омбудсмен полиции» Владимира Воронцова арестовали в Москве по обвинению в вымогательстве 300 тыс. рублей. — «Москвич Mag»), когда с улицы в его квартиру ворвался спецназ, выломав балконную дверь? А там его жена и дочка четырех лет — у ребенка теперь психологическая травма.

Какое лично у вас было самое сложное дело?

Эмоционально — Варя Караулова (бывшая студентка филфака МГУ была осуждена за попытку примкнуть к террористической организации, запрещенной в России, но потом освобождена по УДО. — «Москвич Mag»). Ее освобождение было очень эмоциональным моментом. Рад, что сейчас она выходит замуж за моего коллегу и товарища Олега Елисеева. Желаю им счастья.

Фото: из личного архива Сергея Бадамшина

Обыски, прослушка, налоговые проверки: как нарушается адвокатская тайна

Как защитить адвокатскую тайну

Для защиты адвокатской тайны нужны законодательные изменения. Во-первых, признание верховенства адвокатской тайны над налоговой, банковской и другими тайнами, а также над ведомственными инструкциями. Эксперты уверены: без этого шага нарушения не прекратятся. «Например, в законодательстве об оперативно-розыскной деятельности (ОРД) нет гарантий сохранения адвокатской тайны, поэтому обследования помещений адвокатских образований на практике мало отличаются от обысков. Я считаю: если в УПК закреплены гарантии при проведении обысков, выемок и осмотров у адвокатов, то они должны быть детализированы и в законе об ОРД», – уверена юрист фирмы BGP Litigation Елена Манакова. Во-вторых, введение уголовной ответственности. «Уголовная ответственность за воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования есть, а ответственности за воспрепятствование работе адвоката и нарушение адвокатской тайны – нет. Ее отсутствие приводит к безнаказанности и вседозволенности, а также порождает дальнейшее ограничение права на защиту», – считает партнер АБ «ЗКС» Алексей Буканев. «Единственный способ бороться с этим произволом, на мой взгляд, – усиление ответственности судей, сотрудников следствия, оперативных и иных служб, а также неотвратимость этой самой ответственности. Ведь достаточно показательно наказать сотню следователей и хотя бы десятка полтора нерадивых судей, спустя рукава исполняющих свои обязанности, как остальные задумаются, стоит ли им ради непонятной выгоды либо вследствие безалаберности нарушать закон и ставить под удар свою карьеру, а то и свободу», – заявила адвокат «Забейда и партнеры» Светлана Мальцева. Адвокатское сообщество также должно жестко реагировать на нарушение адвокатской тайны с привлечением СМИ. «Нужно формировать неприемлемое отношение к подобным действиям», – отметил управляющий партнёр АК «Бородин и Партнёры», советник ФПА РФ Сергей Бородин.

Как нарушается адвокатская тайна

Адвокаты и правоохранители

Согласно п. 3. ст. 8 закона об адвокатской деятельности, проведение оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ) и следственных действий в отношении адвоката допускается только на основании судебного решения. Но на практике вполне возможны и обыски в жилищах защитников, и осмотры занимаемых ими помещений без санкции суда. «Зачастую указанные действия совершаются правоохранителями намеренно – чтобы прочитать, проанализировать и использовать полученную информацию отнюдь не для целей защиты прав гражданина», – объяснила Мальцева. «Чтобы сохранить конфиденциальность сведений, составляющих адвокатскую тайну, адвокату необходимо вести делопроизводство отдельно от принадлежащих доверителю документов и материалов», – считает к. ю. н., адвокат КА города Москвы «Барщевский и Партнеры» Юлия Жиронкина. А ФПА даже предписывает адвокатскому образованию разместить компьютер, в котором хранится вся информация о доверителях и их делах, в отдельном помещении с защитой от вторжения; при этом наиболее важные сведения лучше держать на сервере в зашифрованном виде.

Читать еще:  Наследование оружия после смерти владельца порядок и особенности наследования

В 2015 году несколько адвокатов обжаловали в судах общей юрисдикции обыски и выемки в их коллегиях. Они не добились успеха и обратились с запросом в Конституционный суд. Тот решил, что обыски адвокатских офисов допустимы, но при этом необходимо четко регламентировать процедуру, чтобы удержать правоохранителей от соблазна выйти за рамки своих задач (см. «Обыск у адвоката: как применить определение КС»). ЕСПЧ тоже высказывался по этому поводу. В деле «Юдицкая и другие против РФ» (жалоба № 5678/06) заявители обжаловали незаконный обыск и изъятие компьютеров в помещении юридической фирмы. ЕСПЧ признал, что постановление о проведении обыска было сформулировано расплывчато и в нем не объяснялось, почему недостаточно обыскать только служебный кабинет одного лица и проверить только принадлежавший ему компьютер. В связи с этим ЕСПЧ сделал вывод о нарушении прав заявителей. «Тем не менее еще случаются обыски у адвокатов, во время которых правоохранительные органы изымают все информацию, в том числе не относящуюся к конкретному делу», – заявила адвокат национальной ЮК «Митра» Алина Зеленская.

Адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с его деятельностью (п. 2 ст. 8 закона об адвокатской деятельности). «Несмотря на существование режима адвокатской тайны, все еще распространен допрос адвокатов в качестве свидетелей на стадии предварительного расследования. При этом, к сожалению, такие доказательства признаются допустимыми», – отметила Зеленская. Так, по одному делу адвокат уклонился от дачи пояснений относительно оказанных им юридических услуг, ссылаясь на адвокатскую тайну. На это суды лишь признали за ним право ходатайствовать о проведении закрытого судебного заседания, которым он не воспользовался (№ Ф10-2213/2017). «В случаях, когда интересы адвокатской тайны пересекаются с интересами госорганов, требования последних рассматриваются как приоритетные. При возникновении сомнений адвокатам рекомендуется консультироваться со своей территориальной Адвокатской палатой, а также учитывать, что законодательство прежде всего защищает интересы доверителя, а не предоставляет адвокатам иммунитет», – сообщила юрист КА «Ковалев, Тугуши и партнеры» Арина Макарова. «Представители доктрины и практики зачастую отмечают, что правомерно разглашение адвокатской тайны, если адвокату стало известно о готовящемся или совершенном преступлении. По моему мнению, это не так: поверенный не вправе нарушить иммунитет доверителя, который обратился к нему за помощью», – заявил Бородин.

Адвокаты и мобильная связь

Бывает, при прослушивании телефона подозреваемого перехватываются его разговоры с адвокатом. В 2003 году Мурманская областная прокуратура возбудила уголовное дело в отношении Владимира Дудченко, который подозревался в руководстве организованной преступной группы. В ходе расследования суд дал санкцию на проведение скрытых ОРМ, в том числе на прослушивание телефона Дудченко. Впоследствии выяснилось, что среди перехваченных звонков были и разговоры с защитником. Дудченко обратился в ЕСПЧ, где подтвердили: такие разговоры не могут использоваться в качестве доказательства по уголовному делу (дело «Дудченко против России», жалоба № 37717/05). «Прослушивание и запись разговоров с доверителем стали практически нормой у правоохранительных органов. Известен случай, когда в СИЗО рукописные записи подозреваемого запретили выносить из следственной комнаты, требуя передать их через администрацию, что предусмотрено ведомственными инструкциями», – сообщил Буканев.

В связи с принятием «закона Яровой», который предписывает хранить все разговоры и переписку россиян, появилась новая угроза для соблюдения адвокатской тайны. «В наше время бешеных скоростей, огромных расстояний, пробок и всеобщего цейтнота далеко не каждый адвокат сможет лично встречаться с доверителем для обсуждения дела и передачи документов. Сейчас для этого повсеместно используются электронные средства связи, которые, к сожалению, никоим образом не защищены от постороннего вмешательства. Причем как преступного, так и вполне законного со стороны спецслужб. Гарантии, что работники спецслужб не получат незаконного доступа к переписке либо переговорам адвоката со своим доверителем, никто не даст», – отметила Мальцева. И хотя критика «закона Яровой» заставила власти перенести сроки его реализации с июля на октябрь 2018 года, эксперты советуют уже сейчас чаще использовать облачные сервисы и мессенджеры, ключи от которых отсутствуют у правоохранителей. А особо ценные данные и документы лучше передавать при личной встрече.

Адвокаты и банки

У большинства сотрудников банков есть доступ ко всем операциям клиента. Если клиент работает адвокатом, то эти операции могут быть связаны с его деятельностью и сопровождаться пояснениями цели перевода: например, «на экспертизу по делу № 1720/18» или «за госпошлину от истца Иванова». «А если говорить об иностранных доверителях или субподрядчиках, то банку доступны и инвойсы (счета-фактуры), и акты. Действующее законодательство не дает адвокатам эффективных инструментов, которые позволили бы исключить эту ситуацию полностью», – сообщила управляющий партнер АБ «Юсланд», адвокат Елена Легашова.

Является ли это нарушением адвокатской тайны? Большинство юристов сошлись на том, что не является. «Соответствующая информация защищена банковской тайной и не подлежит произвольному раскрытию, а требование конфиденциальности связывает в равной мере всех сотрудников кредитной организации», – отметила адвокат, советник КА «Муранов, Черняков и партнеры» Ольга Бенедская. «Законодательством не предусмотрена процедура передачи сведений, составляющих банковскую тайну, между ее сотрудниками. Значит, банк должен сам контролировать взаимодействие между сотрудниками, именно на нем лежит обязанность по созданию системы, гарантирующей неразглашение банковской тайны», – считает Макарова. При этом Легашова посоветовала не указывать сведения, конфиденциальность которых целесообразно сохранить.

Адвокаты и налоговая

ФНС вправе требовать от адвокатов и адвокатских образований сведения, которые необходимы для оценки налоговых последствий, заключаемых с клиентами сделок (№ 451-О-П). Эти сведения составляют налоговую тайну и защищаются от разглашения в силу закона. Например, в деле «Бриту Ферринью Бешига Вилла-Нова против Португалии» (жалоба № 69436/10) заявительница-адвокат не уплатила НДС с полученных гонораров и получила из налогового органа запрос о представлении выписки с ее личного банковского счета. Она отказалась это сделать, сославшись на профессиональную и банковскую тайну. ЕСПЧ пришел к выводу: решение этого вопроса требовало консультации с коллегией адвокатов, что не было обеспечено национальным судом. В связи с этим ЕСПЧ признал нарушение и присудил компенсацию.

Когда госорганы в пределах своей компетенции требуют от банков предоставить информацию, которая составляет адвокатскую тайну, адвокатская тайна трансформируется в налоговую. «Налоговые органы вправе запрашивать информацию по счетам и вкладам, а также выписки по операциям. Поэтому целесообразно ввести отдельную форму для предоставления таких запросов, в которых бы содержались лишь обобщенная информация о назначении платежа и сумма,» – считает Зеленская.

Адвокаты и терроризм

Легашова рассказала: одним из самых спорных изъятий из режима адвокатской тайны считается вопрос об исполнении ст. 7.1 закона о противодействии легализации доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма. Так, если у адвоката есть подозрения, что осуществляемые им по просьбе клиента операции направлены на отмывание преступных доходов или финансирование терроризма, он обязан уведомить об этом Росфинмониторинг. Совет ФПА даже рекомендовал всем адвокатам зарегистрировать на сайте этого ведомства личный кабинет (решение ФПА от 04.12.2017). «Безусловно, адвокат не должен участвовать в сомнительных операциях, совершаемых доверителем. В случае появления обоснованного сомнения адвокат вправе отказаться от принятого поручения по гражданскому делу. В тоже время возложение на адвоката функций контроля за деятельностью своего доверителя входит в противоречие с обязанностью соблюдать адвокатскую тайну. При возникновении конфликта норм приоритет должен отдаваться закону об основах адвокатской деятельности», – считает адвокат КА города Москвы «Барщевский и Партнеры» Андрей Цибульский.

Адвокат вправе направлять в органы госвласти, местного самоуправления, общественные объединения и иные организации адвокатский запрос (ч. 1 ст. 6.1 закона об адвокатской деятельности). «При адвокатском запросе по установленной форме происходит доступ третьих лиц к адвокатской тайне, и он становится возможен даже без судебного контроля, то есть не судья решает, можно ли третьим лицам получить доступ к тайнам доверителя. Может сложиться ситуация, когда постепенно адвокатская тайна перестанет быть тайной, а адвокат будет не способен оказать квалифицированную юридическую помощь, что не соответствует положениям ст. 48 Конституции РФ», – считает старший юрист КА «Ковалев, Тугуши и партнеры» Ксения Степанищева.

Недавно Минюст разработал проект приказа, который упрощает требования к форме и порядку оформления адвокатского запроса. Если его примут, указание в адвокатском запросе данных лица, в интересах которого действует адвокат, будет необходимо только в случае согласия доверителя. Кроме того, не потребуется обоснования получения запрашиваемых сведений (см. «Минюст исправит форму адвокатского запроса»).

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector