Timeplus-kazan.ru

Консультации адвоката
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Переселенцы из Донбасса сегодня спаслись а завтра?

Алкоголики, воры и иждивенцы: в российском сериале создали образ беженцев из ДНР

«С кем вы, мастера культуры?» — вопрос в духе Максима Горького напрашивается сам собой, когда смотришь очередной киношедевр, активно продвигаемый на телеканале НТВ, входящем в холдинг «Газпром-медиа». В модном сериале «Контакт» решили не обойти своим вниманием беженцев из Донецкой народной республики: их показали глупыми, неблагодарными ворами, которые воруют у тех, кто им помог, прикрываясь при этом Русским миром. Дончане возмущены.

Пару слов о сериале. «Контакт» — российский сериал о том, как отец пытается наладить отношения с дочерью при помощи социальных сетей. От опера Глеба Барнашова (актёр Павел Майков) уходит жена. Он впадает в затяжную депрессию и начинает злоупотреблять алкоголем. Видя это, начальство переводит Барнашова в отдел по делам несовершеннолетних, где выясняется, что Глеб совершенно не понимает современных детей, а особенно — свою дочь Юлю (актриса Ирина Паутова). Для того, чтобы хоть как-то наладить с ней отношения, а заодно и иметь возможность её контролировать, он просит одного из провинившихся подростков подружиться с ней в соцсети, и передать ему доступ к аккаунту.

Производством проекта занимаются компании Good Story Media и «Среда». Онлайн-премьера сериала состоялась 9 сентября 2021 года на видеоплатформе Premier. Телевизионная премьера запланирована на канале ТНТ 11 октября. Уточним, что Premier, Good Story Media и ТНТ входят в холдинг «Газпром-медиа», как и телеканал НТВ, на котором ежедневно идёт реклама нового шедевра. Основателем компании «Среда» является бывший киевлянин Александр Цекало, он же стал продюсером сериала. Режиссёр ленты – российский актёр Евгений Стычкин.

В одной из серий зрителю показывают беженцев из ДНР. Муж и жена (нехарактерно для дончан говорящие «шо») приехали из ДНР, сейчас они беженцы в России. Одеты крайне бедно, да ещё и в ворованное, как выясняется в дальнейшем. Они обокрали дом своей соседки, которая им же и помогала — как сама она рассказывает «собирали одежду для них всем посёлком». Оперативник делает захват бомжеватого, уголовного вида беженца, ставит его на колени и угрожает отрубить руку топором. Жена беженца во всём признаётся, но уточняет, что им «жрать нечего было», поэтому начали обворовывать дома. К слову, чтобы сделать захват, оперативник в исполнении актёра Майкова, кричит: «Смотри, вон Бандера!». После признания в воровстве, донецкие беженцы кричат, что они пострадали за Россию, за Русский мир, и Россия им должна помогать. Ушедший было оперативник, возвращается и ставит обоих дончан на колени (да, именно так). Обворованная женщина просит не унижать так беженцев, потому что у них погибли дети.

Дончан такое отношение возмутило. Первым на унизительные кадры обратил внимание донецкий журналист Рамиль Замдыханов. «Готов за свой счёт привезти сюда из Москвы и отвезти обратно сценариста, режиссера, продюсера и пару актеров из нашумевшего сериала. Показать, рассказать, познакомить, повозить по местам. Гарантирую, что все вещи и деньги останутся в сохранности. Мы тут не все урки, вопреки надеждам и ожиданиям», — написал он на своей странице в социальной сети.

«У них была совершенно другая задача, когда они это снимали. Показать что здесь все такие, как показано в этом помойном сериале. Внутренние враги, иные люди, отличные от граждан РФ. Зачем целенаправленно гиперболизировать переселенцев? Чтобы посредством медиа сформировать нужное авторам мнение о том, что переселенцы все такие, как они показали — «воры и иждивенцы», а главный герой борется с такими, и вообще их за людей не считает. Самое смешное, что это всё Gazprom-Media Holding, т.е. «государство»», — комментирует пост Александр Кузьменко.

«Ну «внутренние враги» — это чересчур. А вот «отличные» от граждан РФ , — вполне. Если с экранов рос-ТВ на всевозможных теле-шоу бесконечно повторять, что на Украине жителей Донбасса считают бандюганами и людьми второго сорта, то это неизбежно оставит след и в умах росс. телезрителей, пусть даже ставится вроде бы цель защиты.

К тому же, кто из нас не помнит, как нас сравнивали с крымчанами все эти годы политологи и толкователи самого разного толка и веса. Крымчане, мол, остались истинно русскими, встали все как один, а вот жители Донбасса как бы больше были под Украиной, неких криптобандеровцев полно, отличаются.

Так что меня не удивляет этот эпизод.

Да и не стоит идеализировать и российское сообщество. Оно тоже неоднородно и многолико, что уж говорить о тусовке т.н. творческой интеллигенции», — отвечает ему Нина Бородина. И добавляет: «Печально все это, если мягко выразиться. В 2014г. наше отношение к РФ было как бы несколько наивно-идеализированное, основанное на прежней заложенной установке некогда общей Родины СССР, ну и Москва — это же НАША общая столица русского мира. Мы с Россией в этом геополитическом противостоянии. Но это уже была капиталистическая Россия со всеми вытекающими последствиями перестройки общества и политических реалий. Приходит понимание новой России. В том числе, и через вот такие болезненные уколы, как эпизод из сериала».

«Не знаю, был ли политический мотив, или персонажи так вывели для драматического эффекта. Вероятней даже второе, по тому, сейчас бегло просмотрел пару серий, авторы многое строят на противопоставление не симпатичный герой, но у него большое горе. Но это не отменяет того, что беженцев с Донбасса показали быдлом и ворами. А вот слова о защите русского мира из уст столь не симпатичного антигероя думается это уже явная политика. Был ли умысел у создателей сериала дискредитировать данный посыл, вложив его в уста не чистого на руку человека, это вопрос другой», — пишет Сергей Миркин.

«Сволочи, кто написал сценарий. И «шо» на Донбассе редко услышишь. Акцент одесситов. Может, жалобу напишем коллективную в Спортлото?», — предлагает Наталия Кострулина.

«Просто невероятный позор. Одно из двух — или Стычкин сдыхает от голода, или борьба с режимом вынесла им даже те порченые ганглии, которыми они располагали», — предполагает Нюра фон Берг.

«Что хотелось бы сказать о том самом «беженце из ДНР» в сериале «Контакт»?

Года эдак с 2005-го пришлось наблюдать за тем, как мерзкие стереотипы о дончанах, запущенные политтехнологами, проникают в умы и сердца тогда ещё соотечественников. В 2013-м уже постаревшие и вконец оскотинившиеся политтехнологи разучились стесняться. В этот раз г**но не вуалировали и в шутку не оборачивали. Людям прямо говорили, что Донбасс — это заповедник для жуликов, пьяниц, наркоманов, алкоголиков и прочего быдла. Хотите общеизвестных примеров? Почитайте все то, что пропаганда нацистской Германии строчила перед войной о гражданах СССР. Пошлые карикатуры, омерзительные перформансы и кубометры текстов. А уж о том, что мы здесь дурака валяем, сидя на шее у невероятно эффективных западных регионов, стали писать задолго до войны. Для полноты картины, да.

И вот сериал, изготовленный в единственном государстве, от которого ты не ждёшь ножа в спину. Редчайший случай — персонаж из ДНР в массовой российской культуре! И кто же он? Да сволочь уголовная с уклоном в алкоголизм. И типаж как здорово подобрали. Будто с карикатурой Ирены Карпы сверялись или Янину Соколову внимательно слушали. А может Остапа Дроздова смотрели, м?

Читать еще:  Меняем директора передаем дела — алгоритм действий

И вы мне скажете, что всякие разные люди встречаются на земле Донецкой. Этот конкретный — негодяй. А я вам отвечу, что в российском кино тех дончан — кот наплакал. Даже если забыть о войне, пропаганде и семи годах интенсивного расчеловечивания.

Именно такими нас увидел российский телезритель. Так почему бы не дать Соколовой час-другой эфирного времени на одном из федеральных каналов? Эта расскажет примерно то же самое, но куда ярче и от всей своей затхлой души», — написал на своей странице в фейсбуке журналист Игорь Гомольский.

Добавим, что авторы фильма, а это, напомним, Евгений Стычкин – режиссёр, и Александр Цекало – продюсер, помимо того, что унизили жителей Донбасса, показав их алкоголиками и тунеядцами, которые обворовывают тех, кто им помогает, унизили и Россию, её власть. Ведь, если вдуматься, то донецким беженцам настолько ужасающе плохо живётся на российской земле, что им буквально «нечего жрать», нечего надеть на себя, и чтобы хоть как-то протянуть, они вынуждены воровать, поскольку российская власть не в состоянии обеспечить их совершенно ничем. Уточним ещё раз, унижают Донбасс и российскую власть Стычкин и Цекало на деньги «национального достояния», компании «Газпром».

Переселенец и пенсия: актуальные цифры

Цифры – это, наверное, самое важное, что есть в пенсии. Выплатной день, количество стажа, индексация, доплаты и, конечно же, финальная сумма. Это то, что беспокоит всех пенсионеров.

Есть и другие цифры, которые волнуют не такое большое количество людей, но зато – гораздо сильнее.

Например, сколько месяцев прошло с последней пенсии. Или сколько тебе должен Пенсионный фонд. Или какую сумму долга суд обязал выплатить ПФУ в своем решении. Вот о таких цифрах сегодня и поговорим.

После начала АТО пенсия некоторое время еще выплачивалась, однако все выплаты закончились к декабрю 2014 года. После этого у пенсионеров был только один вариант – выезжать туда, где Фонд еще работал, регистрироваться и получать пенсию.

Со временем процедуры обкатывались, складывался определенный порядок. Потом были ужесточения правил, контроль и проверки на дому. Потом они закончились (частично – усилиями нашей Организации), но вместе с ними перестали платить задолженность. Ну и карантин . Мы находимся примерно здесь.

Недавно мы сделали запрос на Пенсионный фонд Украины, чтобы узнать некоторые очень важные цифры. И получили информацию, которой делимся с вами (вся информация актуальна на 01.03.2021 года).

Например, сколько пенсионеров так и не выехали ни разу на подконтрольную территорию с 2014 года, чтобы переоформить пенсию?

Примерно их 119 100 . Примерно – потому, что централизовано учет не ведется и цифра может отличаться от реальной. И уж точно больше тех, кто после ужесточения контроля в 2016 году не смог восстановить пенсию и перестал выезжать на подконтрольную. Нужно отметить, что до начала военных действий на неподконтрольной территории проживало примерно 1 200 000 пенсионеров.

Или, например, сколько сейчас переселенцев получают пенсию? Согласно этой же информации сейчас пенсию постоянно получает 631,100 людей. Что интересно, согласно информации на 01.01.2021 года это число составляло 660 000 людей, по словам Министра социальной политики .

Таким образом, несмотря на запрет прекращения , количество «активных» пенсионеров сокращается. При этом, в подсчете не учитываются граждане, которые после 2014 года выезжали и восстанавливали выплату пенсии, однако не смогли постоянно ее получать и на 01.03.2021 года выплата им (временно?) прекращена.

Скольким людям должен Пенсионный фонд?

Из тех 631 000 , что получают сейчас пенсию, задолженность имеют 280 100 . Это около 44% – примерно каждому второму пенсионеру-переселенцу государство должно выплатить часть его пенсии (и не выплачивает).

При этом общий размер задолженности у них составляет 11 032 431 200 грн (мы с осторожностью используем эту цифру — сюда опять же не включаются пенсионеры, которым сейчас пенсия не выплачивается).

Средний размер долга перед одним пенсионером составляет 39 388 грн (конечно, у кого-то эта сумма больше, а у кого-то – меньше).

При средней сумме пенсии в 3507 грн в месяц можно представить себе, о каких временных промежутках идет речь.

Также некоторое количество людей обращалось в национальные суды для взыскания с органов ПФУ пенсии принудительно (как правило, безуспешно, к сожалению). Судебная практика в подобных делах обычно на стороне переселенцев, однако органы ПФУ не исполняют и решения суда. Всего по решением суда против органов ПФУ рассчитывается долг в размере 1 290 000 000 грн или около 11% от общего. Примерно столько же людей от общего количества обратились в суды, не смирившись с возникшей ситуации.

О чем это говорит?

В первую очередь о том, что несмотря на все послабления, отмену дискриминационных норм по контролю за выплатами, почти половина пенсионеров с неподконтрольной территории не получает свою пенсию — как минимум периодически, а некоторые – уже семь лет. Это можно считать негативным маркером для государства, которое выражает желание их в себя интегрировать.

Во-вторых, это показывает, что проблема с выплатой задолженности остается актуальной, более того — с каждым месяцем она усугубляется и грозит разрастись до того размера, когда выплатить ее за счет бюджета станет проблематично, и соблазн заморозить ситуацию насовсем станет велик. Нужно ли говорить, что на престиж нашей страны как среди граждан, так и за рубежом это повлияет вполне конкретным образом?

В-третьих — это количество граждан, которые готовы были обратиться в суд, потратить время, деньги и пройти сквозь процесс, исполнительную службу, полицию и т.д.

11% – много это или мало для не самого зажиточного украинского общества? Решать каждому для себя. По иронии — они остались « проигравшими из проигравших», так как решения так и не исполняются.

И в-четвертых – это говорит о том, что у нас пока достаточно работы, а права пострадавшего от конфликта населения требуют активных усилий по продвижению и защите. Надеемся, что ситуация будет улучшаться, а Государство будет прикладывать больше усилий для защиты своих граждан.

Переселенцы из Донбасса в жестяных объятиях Украины

Один переселенец из Донецкой области написал у себя в ФБ-аккаунте, что полгода не может найти работу в Киеве. Рутинная ситуация не вызвала бы никакого интереса, если бы а) парень не страдал ДЦП; б) не засветился в свое время в совместном фото с Мариной Порошенко, супругой президента Украины. Он пил с ней кофе в рамках флешмоба #накавуздругом (на кофе с другом). Проект Марины давно канул в равнодушные воды реки Леты — он не имел никакого смысла, кроме самопиара. А вот парень остался. Полгода он звонит в фонд Марины Порошенко с просьбой помочь ему в поисках работы, но пиар-акция уже закончилась.

Ситуация эта высоко характеризует нашу добрую родину, ее президента, его жену и показывает качество жизни массы переселенцев из Донбасса — в том числе тех, кому не посчастливилось запечатлеться с первой леди.

Супруга президента Украины Марина Порошенко на встрече с переселенцем Романом Кисляком, больным ДЦП © Фото : Благодійний Фонд Порошенко

Эти люди не собирают майданов, не устраивают перформансов, не требуют к себе повышенного внимания. Их локальные акции на пике отчаяния обычно остаются вне внимания медиа, их боль не трогает ни местных, ни западных правозащитников. Они живут в буквальном смысле под собою не чуя страны. В космосе бесконечных украинских революций и политических истерик некому услышать их голос, отереть невидимые миру слезы. Они — просто тени в раю новой Украины.

Читать еще:  Пример расписки в получении денежных средств как составить образец

Эти люди бежали от войны более трех лет назад и в большинстве своем так и остались дурным мясом на теле Неньки — не прижившимся, не впаянным в новую украинскую реальность. Они живут во внутренней эмиграции во всех смыслах этого понятия. Их гонят чиновники, стараясь не дать пособий даже при наличии всех оговоренных законом документов — игра «закошмарь переселенца безумными требованиями все новых бумаг» неизменно развлекает украинского бюрократа, совершенно безнаказанно отрывающегося на бесправных соотечественниках. Их презирают сограждане, обожающие на робкие жалобы «донецких» отвечать — мол, сами виноваты, поганые сепаратисты, вас сюда никто не звал. На них плюет украинская власть, не финансирующая даже самые неотложные потребности беженцев.

Пособие для работоспособного переселенца составляет 442 гривны (15 евро), на социально незащищенного — 884 гривны, и чтобы получить эти деньги, нужно собрать тучу бумаг, отсидеть километры очередей и быть готовым в любой момент явиться по первому требованию в комендатуру. Эта сумма не корректировалась более трех лет, невзирая на инфляцию и повышение уровня минимальной зарплаты.

Не профинансированы заявленные программы поддержки студентов из семей переселенцев, учащихся профтехучилищ, проекты по социальной адаптации, проживание в общежитиях. Единственное, в чем охотно принимают участие чиновники и депутаты, — это разнообразные международные конференции и форумы по вопросам помощи временно перемещенным лицам (ВПЛ).

На днях переселенцы пикетировали посольство США, здраво рассудив, что, чем тратить силы и время на бесплодное адресование к украинской власти, логичнее сразу обратиться к ее кураторам. Посольским передали петицию с требованием обратить внимание на массовые нарушения прав ВПЛ, на их бедственное положение и равнодушие украинских властей.

А пока они ждут ответа, с очередным похоронно-мрачным заявлением выступил министр соцполитики Рева, упрекающий сограждан в том, что они слишком много едят и слишком часто обогреваются. Он заверил тех, кто все еще грезит о своих правах, — мол, закатайте губы обратно, никакого перерасчета пенсий переселенцам не будет. А ведь множеству украинских граждан были буквально в эти дни повышены пенсии — и некоторым весьма ощутимо. Ясно, что такое резкое увеличение денежной массы на руках у населения спровоцирует неизбежную инфляцию, которая беженцев просто придавит чугунной плитой.

Три с лишним года эти люди ожидают какой-либо перемены собственной участи, жадно ловят обещания украинских чиновников и депутатов, больше похожие на пустые фантазии, ибо ничто из обещанного не подкреплено финансово. Перемены участи по-прежнему нет. На них давят коллекторы, у них проблемы с налоговой, с арендодателями, с работодателями. Их гонят из общежитий, в которые они были когда-то заселены, им выставляют циклопических размеров счета за коммунальные услуги, точно зная о бедственном положении практически каждой переселенческой семьи.

…Массовое бегство жителей Донбасса от войны на мирные территории Украины началось весной 2014-го. Многие из них к этому времени уже потеряли собственное жилье, разрушенное обстрелами освободителей, утратили имущество, разворованное мародерами из карательных батальонов. Захватив минимум одежды и документов, сбережения, у кого они были, граждане убегали от войны. Думали, на пару месяцев… Многие нашли приют в России, немногие в Израиле или других странах, но значительная часть поехала и на Украину.

Надо сказать, что родина оказанием помощи жителям такого дорогого ей Донбасса с самого начала гражданской войны совершенно не заморачивалась. Никакой организованной эвакуации не было, помогали только волонтеры и просто добрые люди, вывозившие жителей обстреливаемых территорий на собственных авто — часто рискуя своей жизнью. На этом фоне особенно иезуитски звучат упреки в адрес тех, кто «остался помогать сепаратистам».

Единственное великодушие, которое оказала Ненька своим гражданам, — назойливо вертевшаяся в углах телеэкранов плашка «Единая страна» на двух языках. Уже были сброшены бомбы на Луганскую госадминистрацию, уже из танков обстреляли Мариуполь, уже вовсю бомбили пригороды Донецка и стирали в пыль аэропорт, а плашка вертелась и вертелась. Все рынки Киева и других городов были завалены награбленным в Донбассе, курьерские службы делали за неделю годовые обороты, переправляя украденное, в обстреливаемом Луганске разом исчезли вода, газ, электричество, связь. А с экранов телевизоров неслись паточно-патетические речи, в которых с дурным театральным надрывом политики и общественники толковали о единстве нации, о любви ко всем согражданам, о том, что Ненька примет в свои теплые объятия всех, кто бежит от войны.

Дома в поселке Семеновка в Донецкой области, поврежденные в 2014 году © РИА Новости / Сергей Аверин

За три года положение переселенцев не улучшилось ни на йоту. Добрые сограждане взвинтили цены на съем жилья, как только увидели возможность нажиться на беженцах. Мало того — луганским и донецким по-прежнему найти квартиру крайне трудно в принципе. Ответ на первый же вопрос арендодателя — а вы откуда?— часто влечет за собой категорический отказ сдать жилье «сепаратистам, террористам и путинским наймитам».

Периодически разные фонды проводят анализ переселенческих проблем. Результаты всегда одни и те же. На первом месте катастрофическая ситуация с жильем. На втором — невозможность найти сколько-нибудь пристойную работу. Две эти взаимопереплетающиеся темы приводят к ужасающей нищете переселенческих семей. Далее следуют трудности взаимодействия с часто враждебным социумом, незащищенность перед капризами местной власти, ощущение глубокого унижения в связи с жестким контролем передвижений.

Все время войны в Донбассе власть, по-прежнему самым бесстыдным образом продолжая эксплуатировать тему единой сплоченной нации, лишь последовательно ухудшает положение беженцев, вводя новые и новые дискриминационные ограничения для этих людей, и так пораженных в своих правах. Чего стоит эпопея с блокированием банковских карт по критерию прописки их владельца — с формулировкой «подозрение в финансировании террористической деятельности». Эта людоедская акция весьма популярного в домайданной Украине Приватбанка, которому массово доверяли свои сбережения жители всех регионов, была проведена в сотрудничестве с одиозным сайтом «Миротворец». Владельцы карточек банка просто получали SMS: «Ваши счета заблокированы без права пересмотра. На вас есть негативная информация в МВД». Без права пересмотра. В правовом государстве, объявившем себя частью цивилизованного мира. Представляете?
Все обещания власти профинансировать программы помощи остаются пустой болтовней. Одной из таких идей еще два года назад было обещание дать денег на поддержку ВПЛ из экспроприированных сокровищ представителей прошлой власти. В мае этого года генеральный прокурор Украины Луценко долго бахвалился возвращенными в бюджет полутора миллиардами долларов, но ни копейки из этих средств, разумеется, переселенцам так и не досталось.

Приватбанк приостановил работу в Донецкой области © РИА Новости / Наталья Селиверстова

А ведь среди беженцев немало тех, кто выбрал переезд на Украину не только из материальных соображений. Многие испытывали горячий патриотизм вкупе с чувством вины, осуждали своих земляков за предательство любимой Украины, презирали за пророссийские настроения, считали, что Донбасс наказан по заслугам, и требовали для него усиления и ужесточения всех возможных казней. Они охотно шли воевать в так называемую АТО, многие даже вступали в карательные батальоны, считая, что таким образом они очищают свой родной Донбасс от сепаратистов и орд бронеконных бурятов. Их риторика превосходила по антидонбасской и антироссийской ярости даже речи радикальных националистов из столицы и с запада страны. Таким, разумеется, помощь оказывали более охотно — фонды, волонтеры, некие общественные организации, хотя и они вскоре сдулись. Вот им, пожалуй, сегодня труднее всего смириться с осознанием того, что для радикалов они всегда будут воплощением всего «донецкого» и потенциальными предателями.

Читать еще:  Согласие супруги на покупку земельного участка без торгов

Многие переселенцы — по некоторым данным, почти половина из бежавших на территорию Украины — уехали оттуда домой. Или в Россию. Или в другие страны. Отчаявшиеся устроиться на родине, оскорбленные и униженные собственной страной, ее властью и ее гражданским обществом. Вернулись в свои дома — те, кому повезло, застали их целыми и неразграбленными. Другие все еще пытаются приспособиться, доказать лояльность, дождаться милости, добиться понимания, научиться жить в этой перевернутой реальности. При полном равнодушии цивилизованного мира.

Нюра Н. Берг

заглавное фото: РИА Новости / Наталья Селиверстова

Переселенцы из Донбасса: без работы и без жилья

Для тех, кто из-за войны оказался в Киеве, есть особое место — парк «Украина в миниатюре». Среди знаковых сооружений здесь — микрокопии замка «Ласточкино гнездо» и «Донбасс Арены», вокруг — насыпью сотни монеток. В парке говорят: те, кто оказался тут за последний год не по своей воле, а из-за страшных обстоятельств, в каждый свой приход оставляют монетку возле копии самых известных символов своего края.

— Что объяснять, крымчане и жители Донбасса очень хотят вернуться домой, вот и верят в такие приметы, — говорят в парке.

Вакансий с жильем почти нет

За прошедший год свои дома вынуждены были оставить, только по официальным данным, больше двух миллионов человек. Население, равное численности людей в небольшой европейской стране, рассредоточилось по всей Украине. Сами переселенцы не скрывают: чаще всего устраиваться на новом месте больно, тяжело и не хочется. Но деваться некуда. Многочисленные проблемы тех, кто вынужден был переехать, очевидны даже в официальной статистике. По ней — только четверть всех зарегистрированных переселенцев смогли найти постоянную работы. Об этом заявила в ходе круглого стола руководитель Общественной инициативы «Восстановление Донбасса», бывший заместитель главы Донецкой ОГА Елена Петряева, передает корреспондент «ОстроВа».

— Проблема поиска работы стоит очень остро, — сказала Елена Петряева. — По данным службы занятости, только около 25% переехавших имеют постоянную работу. Поиск работы неразрывно связан с поиском и обустройством квартиры на новом месте. Только 6% предлагаемых переселенцам вакансий подразумевают предоставление жилья.

Главная проблема

В Государственной службе занятости сообщают: на учет становятся преимущественно молодые люди с высшим образованием. Но на деле оказывается — и такие специалисты работодателям не особенно нужны.

— С начала событий в Крыму и проведения АТО в Государственную службу занятости обратились 50,6 тысячи жителей Крыма, Донецкой и Луганской областей. Больше всего их в Днепропетровской, Харьковской, Запорожской и Полтавской областях и в Киеве, — сообщают в Госслужбе занятости. — Служба способствовала трудоустройству 10,9 тысячи таких граждан. Безработными из числа переселенцев в большинстве были женщины — 54%. Большая часть всех обратившихся — почти половина — до 35 лет. Людей с высшим образованием больше 70%, тогда как обычный показатель среди безработных всех категорий — меньше 45%.

Поиск заработка — главная проблема всех переселенцев. Ведь от этого зависит, как долго семья «протянет» на новом месте.

— После десятка собеседований я поняла: максимальная зарплата, на которую я могу рассчитывать, — не больше 7 тысяч, — призналась «КП» в Украине» банковский работник Ольга Заречная. — Это адекватные деньги. Но не в моей ситуации, когда мы с ребенком в чужом городе вдвоем, а помощь от государства — 400 гривен в месяц. На эти 7 тысяч и 400 гривен я должна умудриться снять квартиру, оплатить услуги няни и жить весь месяц. Это просто нереально. Один только поход в магазин за продуктами с нынешними ценами выливается в 200 гривен, квартиру дешевле 4,5 тысячи не найти, а с ребенком никто брать не хочет. Глядя на такую ситуацию, я все больше склоняюсь к мысли возвращаться домой — там цены на продукты выше, но хоть за квартиру платить не нужно, да и услуги няни совсем недорогие — людям нужны живые деньги. И моя ситуация еще не самая тяжелая. Как быть тем, кто в силу возраста или других обстоятельств на работу рассчитывать не может? Старикам за нищенскую пенсию и пособие в 800 гривен нужно тоже где-то жить, ведь жильем их никто не обеспечивает.

К слову, среди рядовых украинцев желающих предоставлять работу переселенцам с каждым днем все больше. Охотно берут в коллектив жителей Донецкой, Луганской областей и Крыма мелкие предприниматели. А вот крупные компании и тем более госструктуры налаживать отношения с «понаехавшими» пока не спешат.

С котами и донецкой пропиской — нельзя!

Кроме проблем с работой, один из самых насущных вопросов для переселенцев — жилье. Найти квартиру даже с постоянным доходом дончанам иногда бывает совсем непросто.

Бизнесмен Юрий Татариков рассказывает: прежде чем поселиться с семьей в съемной квартире, больше месяца платил за жилье посуточно, а от хозяев квартир в долгосрочную аренду постоянно слушал отказы из-за донецкой прописки.

— Многие не хотели даже встретиться, — рассказывает мужчина. — Не убеждало хозяев и то, что у нас есть постоянная работа и доход и мы готовы заключить долгосрочный договор. Многие сразу указывали такие требования в объявлениях: с домашними животными, донецкой и луганской пропиской не обращаться! За месяц поисков отказали мне больше 10 раз, примерно в половине случаев — в грубой форме. Многие мои знакомые с таким отношениям, к счастью, не сталкивались, но вот нам так «повезло». Слава богу, мытарства наши увенчались успехом — сейчас живем в хорошей квартире и со стороны хозяев видим только по-европейски ненавязчивое, адекватное и вежливое отношение.

А В ЭТО ВРЕМЯ

Арсен Аваков хочет закрыть линию разграничения

Министр МВД выступил за полное закрытие «кордонов» с зоной АТО для товаров. Заявил: если людям нужны продукты, пусть переходят линию разграничения пешком или привозят еду на собственных легковушках. А вот грузовикам въезд нужно перекрыть.

— Три дня назад было совещание у премьер-министра на тему контрабанды в зоне АТО. Соблазн велик, за одну машину платят огромные деньги, надо что-то с этим делать. Моя позиция следующая: надо линию разграничения закрыть полностью. От всего. Пешком ходите, на гражданских легковушках проезжайте, товар — нет. Пусть получают товар из России, — заявил Арсен Аваков в интервью журналистам. — Я думаю, что решение по контрабанде следующее. Будут обозначены две-три позиции критического импорта, которые Украине интересны. Например, коксующийся уголь — я не знаю, я не специалист. А все остальное — нет. А населению — разрешено переходить на украинскую сторону и покупать продукты, переносить в руках или на своей легковушке. И никаких фур!

Напомним, около месяца назад единственный блокпост в Луганской области закрыл для проезда всему транспорту, кроме велосипедов и машин международной гуманитарной помощи, губернатор Геннадий Москаль.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector