Timeplus-kazan.ru

Консультации адвоката
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Когда органы опеки представляют опасность для самих детей

Куда обращаться, если отец ребенка представляет серьезную опасность ребенку? Как ограничить его права?

Здравствуйте хочу обратиться к вам за помощью, так как не знаю, как спасти своего малолетнего ребенка (2,9 г.). Отец ребенка болен гепатитом С с очень большой нагрузкой вируса в крови (так ему сказала лаборант, когда он забирал результаты анализа). Нигде не лечился и лечиться не хочет, считает себя абсолютно здоровым, раны кровоточащие прикрывать отказывается (работает на стройке, вяжет арматуру, всегда все тело в ранах), везде оставляет следы крови, очень злиться. Когда я ему пытаюсь лояльно сказать, что это опасно для ребенка, начинает меня душить, применять физическую силу, специально режет себе пальцы, тыкая мне в лицо свои окровавленные руки с криками «ты этого боишься?». При этом пытается лезть к ребенку, мы с ребенком в страхе за свою жизнь, можем в этот момент только прижаться к полу и тихо молчать в надежде, что он уйдет и перестанет махать кровью. Что мне делать, как спасти ребенка? Отец ребенка угрожает подать на меня в суд, т.к. я не отпускаю с ним ребенка без своего присутствия, ребенок гиперактивный, постоянно ранится. Я ему все время оказываю первую помощь! Могут ли органы опеки выступать на моей стороне, ведь ребенок находиться в опасности, его отец не придает ни малейшего значения, если его кровь капает на пол (часто идет кровь из носа), кровь попадает на детские вещи. Когда я ему это говорю, он злиться и говорит, ничего страшного, т.е. человек полностью отмороженый, ему наплевать на чужие жизни! Можно ли добиться, чтобы отец виделся с ребенком в присутствии матери, ведь оставление с ним ребенка опасно для жизни! В органы опеки идти побаиваюсь, т.к мать отца ребенка любительница всем носить пакеты с конфетами и кофе (так она устраивала своего старшего внука в садик, носит пакеты по врачам, любительница всех задабривать. Не хочу, чтобы жизнь моего ребенка висела на волоске из-за того, что кому-то дали коробку конфет за 300 руб.! Куда обращаться, где гарантии, что ребенка без моего присмотра никуда не возьмут.В браке с отцом ребенка не состояли, алименты он не платит, они мне и не нужны. Я ничего не требую, просто пытаюсь спасти сына, так как. не могу понять, как можно так халатно вести себя по отношению к ребенку, имея такое опасное заболевание, при этом говоря мне, что ребенка нужно бить, если он не слушается. То есть когда ребенок останется с ним наедине, он будет бить его окровавленными руками, это у него такой метод воспитания! Какие права имеет такой отец? Имеет ли смысл переехать нам с ребенком в другой город? Заранее спасибо!!

В вашей ситуации безусловно есть основания для правовых действий.

Но идти нужно не в органы опеки и попечительства, а с исковым заявлением в суд.

В данном случае, Вам не стоит бояться того, что мать отца ребенка сможет повлиять на органы опеки, так как приоритетным будет безопасность несовершеннолетнего.

Изначально, даже несмотря на то, что вы не состоите с отцом ребенка в браке, но если отец ребенка вписан в свидетельство о рождении, вы, как родители, имеете равные права на воспитание общего ребенка.

Однако есть ряд обстоятельств, которые могут повлиять на изменение ситуации.

Согласно постановлению Правительства РФ от 01.12.2004 N 715 (ред. от 13.07.2012) «Об утверждении перечня социально значимых заболеваний и перечня заболеваний, представляющих опасность для окружающих», Гепатит С входит в перечень заболеваний, представляющих опасность для окружающих.

Данное обстоятельство является одним из оснований для ограничения родительских прав. Ограничение родительских прав одного из родителей — это отобрание ребенка у одного из родителей без лишения его родительских прав (п. 1 ст. 73 СК РФ).

Ограничение родительских прав допускается, если ребенка опасно оставлять с родителями (одним из них) по обстоятельствам, от родителей (одного из них) не зависящим (п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14.11.2017 N 44):

  • психическое расстройство;
  • иное хроническое заболевание;
  • стечение тяжелых обстоятельств;
  • другие.

Также допускается ограничение родительских прав, если ребенка опасно оставлять с одним из родителей, из-за их поведения, но достаточных оснований для лишения родителей (одного из них) родительских прав нет (п. 2 ст. 73 СК РФ).

Ограничение родительских прав происходит исключительно на основании решения суда путем подачи искового заявления следующими:

  • вторым родителем или другим близким родственником (бабушкой, дедушкой, совершеннолетними братьями или сестрами);
  • органами и организациями, на которые законом возложены обязанности по охране прав несовершеннолетних детей (органом опеки и попечительства, комиссией по делам несовершеннолетних, организацией для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и др.);
  • дошкольными образовательными организациями, общеобразовательными организациями и другими организациями;
  • прокурором.

Для того, чтобы ограничить отца в родительских правах, необходимо:

1) Подготовить документы для суда.

Это могут быть:

  • свидетельство о рождении ребенка;
  • свидетельство о браке (или о расторжении брака);
  • выписка из домовой книги по месту жительства ребенка;
  • копия лицевого счета по месту жительства ребенка;
  • характеристика на ребенка с места его учебы с указанием степени участия родителей в его воспитании, если ребенок учится;
  • характеристика на родителя с места работы или места жительства;
  • справки об опасном заболевании.
  • И другие, по необходимости.

2) Подготовить исковое заявление и подать его в суд.

Дела об ограничении родительских прав рассматриваются с обязательным участием органа опеки и попечительства и прокурора, которые привлекаются к участию в деле в качестве третьих лиц.

С точки зрения закона, после ограничения родительских прав через суд, родитель теряет право на:

  • личное воспитание ребенка.
  • защиту прав и интересов ребенка.
  • получение льгот и государственных пособий, установленных для граждан, имеющих детей.

При этом за родителем сохраняется обязанность содержания ребенка, в том числе уплата алиментов и несение дополнительных расходов на содержание ребенка (п. 2 ст. 74 СК РФ).

Однако, согласно статье 75 Семейного Кодекса, родителю, родительские права которого ограничены судом, могут быть разрешены контакты с ребенком, если это не оказывает на ребенка вредного влияния. Контакты родителя с ребенком допускаются с согласия органа опеки и попечительства либо с согласия другого родителя, не лишенного родительских прав или не ограниченного в родительских правах, опекуна (попечителя), приемных родителей ребенка или администрации организации, в которой находится ребенок.

Как ограничить общение ребенка с отцом?

Ни для кого не секрет, что когда супруги расторгают брачные отношения, неразрывно встает вопрос не только о разделе имущества, но и как бы это грубо не звучало, о «разделе» детей, которые, как правило, остаются жить с матерью.

Содержание статьи:

ВНИМАНИЕ: наш адвокат по семейным делам поможет в вопросе ограничение общения ребенка с отцом: профессионально, на выгодных условиях соглашения об оказании юридической помощи и в срок. Звоните прямо сегодня!

Сколько по закону отец имеет право видеться с ребенком?

В том случае, если бывшие супруги не имеют претензий друг к другу в данном отношении – его права не ограничены (статья 61 Семейного кодекса РФ). Но, если возникают соответствующие судебные споры – его права на общение с ребенком (детьми) ограничиваются судом.

Совет: настоятельно рекомендуем не прибегать к противоправным действиям – красть ребенка, досаждать матери и т.п., в противном случае, при судебном разбирательстве, указанные обстоятельства будут свидетельствовать против Вас.

Как доказать, что отец плохо влияет на ребенка?

Если при или после встреч с отцом ребенка не узнать – он капризничает, ведет себя не так, как обычно, нецензурно выражается – есть повод ограничить общение отца с ребенком. Но как это доказать? Безусловно, для этого нужны неопровержимые факты, а не догадки или подозрения матери, среди которых могут быть:

  1. Свидетельские показания, в том числе близких родственников
  2. Показания, данные психологом, работающим с ребёнком
  3. Данные полученные органами опеки и попечительства о судимости отца (при наличии), приводах в полицию и т.п.
  4. Данные о том, что отец ребенка не имеет в собственности или пользовании жилья, пригодного для нахождения в нем ребенка (по площади, состоянию и т.п.)
  5. Факты доказывающие, что отец не здоров — туберкулез, гепатит, и т.п. Или состоит на учете у нарколога, психолога и тому подобное

В случае если судом уже установлен график общения с ребенком – данные о его регулярном нарушении. Эти обстоятельства могут или наносят психологические травмы ребенку.

Помимо вышеизложенного обратитесь к органам опеки. Попросите их провести беседу с отцом – этот факт будет зафиксирован. Также сотрудники органов опеки обследуют жилье отца, на предмет его соответствия потребностям ребенка. Обязательно привлеките их в качестве третьих лиц в судебный процесс, данные показания будут очень важны для Вас.

Кроме того, в рамках для подготовки к судебному разбирательству можно опросить самого ребенка, поинтересоваться, чем они занимаются во время встреч с отцом. Но! Такая беседа должна быть проведена психологом.

Суд, по своей инициативе, или по ходатайству лица, участвующего в деле также может опросить ребенка, спросить его мнение. Если ребенок старше 10 (десяти) лет, то его мнение будет иметь существенное значение при рассмотрении дела и, если у отца нет проблем с законом или здоровьем, то вряд-ли Вы сможете ограничить его в правах.

Важно: при подаче рассматриваемых исков государственная пошлина не уплачивается, подробнее об определении графика общения с ребенком по ссылке

Читать еще:  Прописать жену в муниципальную квартиру без согласия других жильцов

Как ограничить общение ребенка с отцом?

Безусловно, после развода и отец и мать имеют равные права по отношению к своим детям. Однако далеко не редкость, когда они расстаются, имея плохие взаимоотношения, и хотят насолить друг другу, даже используя в этом общих детей.

К сожалению, если это просто желание, ничем не подкрепленное – ничего не получится.

Кроме того, ни семейным кодексом ни иными нормативными актами не установлен конкретный перечень оснований, по которым мать (или отец) могут ограничить бывшего супруга в общении с ребенком, не установлен. Но на практике рассмотрения аналогичных споров это могут быть основания изложенных в статье 69 СК РФ:

  • невыполнение обязательств по уплате алиментных платежей, в случае если они назначены судом, либо имеется соответствующее соглашение удостоверенное нотариально
  • насильственные действия в отношении детей (ребенка), в том числе психологического характера
  • нежелание (а точнее отказ) сопровождать ребенка в детские дошкольные, школьные, медицинские и иных учреждения, посещение которых необходимо для него
  • алкогольная или наркотическая зависимость
  • иные факты, свидетельствующие о невыполнении бывшим супругом родительских обязательств

Вышеперечисленные причины могут стать основанием не только для ограничения, но и для лишения бывшего супруга (супругу) родительских прав.

Кроме того если отец:

  • плохо влияет на ребенка
  • культивирует в нем жестокость, агрессивность, страсть к нездоровым увлечениям
  • отрицательно влияет на его обучение
  • прививает неуважение к старшим, к родственникам (в том числе мать)
  • игнорирует интересы матери, удерживает ребенка
  • и т.п.

Все вышеупомянутые обстоятельства также будут являться поводом для ограничения отца в общении с ребенком. Безусловно, сделать это можно только в судебном порядке, путем подачи соответствующего заявления.

ПОЛЕЗНО: читайте также про лишение родительских прав по ссылке

Как запретить биологическому отцу видеться с ребенком?

Опять же напомним, что все, что касается запретов, решается только судом. Если отец выполняет свои обязанности – содержит и воспитывает ребенка, лишить его отцовства Вы не сможете.

Запрет на общение или ограничение его родительских прав – такое решение может быть принято судом в случае, если:

  • общение с отцом психологически и/или физически отрицательно влияет на ребенка
  • родитель имеет заболевание (в том числе психологическое) которое представляет опасность для ребенка
  • отец болен алкоголизмом либо употребляет алкоголь в чрезмерных количествах, употребляет наркотики
  • общение с отцом представляет опасность для жизни и здоровья его и матери (даже в виде угроз)
  • не выполняется обязанность по уплате алиментов в течение более чем 6-ти месяцев. Однако препятствовать общению с ребенком на этом основании самостоятельно Вы не имеете права. Более того, данный факт может явиться основанием для отказа в удовлетворении требований о запрете на общение с ребенком

Подать заявление о запрете общения с ребенком может не только мать, но и иные близкие родственники, а также органы опеки и попечительства и иные учреждения, которые отвечают за здоровье детей (школы, детские сады и т.п.), прокурор.

По истечении 6-ти месяцев с момента введения ограничения (запрета) на встречи с ребенком, органы опеки имеют право обратиться в суд с иском о лишении родительских прав (в случае если обстоятельства послужившие основанием для ограничения не устранены). Указанное заявление может быть направлено ранее.

При рассмотрении судебного дела к участию в процессе привлекаются: прокурор и сотрудники опеки.

Помимо вышеизложенного в ходе судебного разбирательства решается вопрос об уплате алиментных обязательств. После вступления решения суда в законную силу оно направляется в ЗАГС по месту регистрации ребенка (судом).

Помощь адвоката об ограничении общения с ребенком

В судебных спорах связанных с правами ребенка Вам может понадобиться помощь адвоката по семейным делам. И мы с огромным удовольствием и не меньшим профессионализмом готовы оказать ее на любых стадиях разбирательств, начиная от консультации и заканчивая исполнением судебного акта.

В рассматриваемых судебных спорах очень важно собрать полную доказательную базу и на основании нее подготовить грамотное заявление в суд.

Не стоит пренебрегать этим советом, поскольку речь идет о ребенке, а бесстрастно защитить его права самостоятельно порой очень трудно.

Автор статьи:

© адвокат, управляющий партнер АБ «Кацайлиди и партнеры»

Органы опеки против родителей: на чьей стороне правда?

Все чаще общественность говорит о том, что государство заняло неправильную позицию относительно решения семейных проблем — оно ввело в обиход понятия прав детей и обязанностей родителей, но сняло с себя обязанность этим семьям помогать. В результате органы опеки и попечительства дискредитировали себя, так как вместо профилактической работы с семьями они нередко занимаются карательными акциями и изымают детей из семей. Об этом эксперты рассуждали сразу на двух пресс-конференциях, состоявшихся 19 и 20 января.

В последние пару лет государство неожиданно вспомнило о том, что существует проблема с правами детей. Нет, пособия на детей не увеличили, молодым семьям не стали помогать в приобретении жилья, зато появился пристальный интерес к тому, что происходит внутри семьи. И появилась такая мера, как «изъятие детей из семей по социальным показаниям». А поскольку оные «показания» нигде четко не прописаны, то злоупотреблений не избежать.

О некоторых таких случаях рассказывалось 19 января на круглом столе «Похищения детей от имени государства: изъятие детей из семей по «социальным показаниям».

— Скажем, мы недавно имели дело с такой ситуацией в Петербурге, — поведала представительница Московского отделения Межрегиональной общественной организации «За права семьи» Юлия Лабатурина. — Одинокая многодетная мать с заболевшим младенцем попала в больницу. Остальные дети дома были не одни, с ними был совершеннолетний старший брат. Тем не менее нагрянули представители органов опеки и детей забрали: не понравились некоторые стороны условий жизни — неубранная квартира, другие детали. С нашей точки зрения, не было оснований говорить ни о безнадзорности, ни об опасности для жизни и здоровья детей. В такой ситуации соцслужбы должны обеспечить, чтобы с детьми кто-то побыл, посмотреть, как улучшить условия семьи, обсудить с матерью этот вопрос, обеспечить адресное сопровождение. А вместо этого что делается.

Подобных историй, по словам Лабатуриной, много. Несколько лет назад у 30-летней москвички Юлии, одинокой мамы, отняли ребенка, так как она находилась в тяжелом материальном положении, в квартире было грязно (а у женщины отнималась рука) и полгода мать не показывала ребенка в районной поликлинике (хотя обращалась в платные клиники).

КАРАТЕЛЬНЫЕ ОРГАНЫ

Еще в 2008 году в своих методических рекомендациях Минобрнауки само обратило внимание на то, что органы опеки и попечительства не занимаются профилактикой, а выступают в роли карателей: «. основным инструментом работы обычно является не социальная и психолого-педагогическая реабилитация семьи, а применение органами опеки и попечительства административных мер воздействия к родителям. » А эти меры часто имеют финансовую или административную подоплеку.

На пресс-конференции приводилось много примеров. Так, у семьи Вороновых из Белгорода за то, что они требовали положенные им детские пособия, отобрали трех приемных детей, сославшись на то, что кровать одного из них не «соответствовала возрасту ребенка». При этом «нормативы» для кроватей нигде не прописаны.

У семьи Кузнецовых из Москвы отобрали пятерых детей по жалобе из ЕИРЦ — долг за коммунальные услуги у Кузнецовых превысил 200 тысяч рублей. Семья на тот момент находилась в тяжелом положении: мать не работала, потому как ухаживала за детьми, а отец потерял работу во время кризиса. Органы опеки, забирая детей, сослались на плохой ремонт в квартире. Детей вернули после возмущения общественности.

В Екатеринбурге у семьи Топорковых-Кузнецовых органы опеки и попечительства отобрали шестерых детей из-за того, что семья была вынуждена жить в самодельном домике в лесополосе, так как не имела средств на съем квартиры, а своей у них не было. За обращением матери с просьбой поставить ее в очередь на получение жилья последовало изъятие детей. Опять же, детей вернули после возмущения общественности.

Юлия Лабатурина отметила, что государство берет на себя наблюдательные и карательные функции, но не берет никакой ответственности. То есть как заходит речь о помощи для детей — так минимальной зарплаты в 4330 рублей и пособия на ребенка в 100 рублей семье достаточно. Зато потом могут спросить, почему на эти аж 100 рублей вы не купили кроватку, «соответствующую возрасту». К примеру, у семьи Афанасьевых из Барнаула из-за долгов за коммунальные услуги пытались отобрать восьмерых детей. При этом в двадцатиградусный мороз в доме «отрезали» воду, тепло и канализацию.

— Реформы ухудшили благосостояние россиян, — говорит правозащитница. — Разрыв между доходами богатых и бедных сейчас составляет не менее 15 раз, а по некоторым оценкам, доходит и до 70 раз. Сейчас среднестатистическая бедная семья — это семья с двумя работающими родителями и двумя и более детьми. Но почему-то семьям не помогают, а отбирают детей и помещают в детские дома. Каждый год в детдома поступают около 120 тысяч детей, и 60 тысяч из них помещаются туда по решению суда. Между тем на содержание каждого ребенка в детском доме государство тратит ежегодно от 100 тысяч до 1 млн рублей. Так почему не помочь финансово сразу семье? Это будет гораздо эффективнее. Ведь детские учреждения выпускают социально неадаптированных людей — только 2% выпускников детского дома получают высшее образование, и не секрет, что многие из детдомовцев впоследствии оказываются в тюрьмах.

ЖЕСТОКОЕ ОБРАЩЕНИЕ

Читать еще:  Совмещение ЕНВД с УСН и ОСНО в 2021 году

— Не надо забывать, что из 60 тысяч детей, помещенных в детские дома по решению судов, две тысячи попали туда из-за жестокого обращения, — возразил «антиопекунскому» настрою собравшихся журналист Владимир Сиротин. — Опросы по СССР показывали, что 2 млн детей в возрасте от 8 до 15 лет подвергались жестоким побоям со стороны родителей, а в отношении 60% детей применялись физические наказания. Те же 2 млн детей, подвергавшихся жестоким побоям, показал и опрос 90-х годов, хотя население России в два раза меньше населения СССР. При этом 16% детей жаловались на то, что им приходилось терпеть физические наказания от педагогов и работников школы.

По данным Генпрокуратуры, статистика, и правда, тревожная: с 2000 по 2005 год в России от рук родителей погибли 1086 детей; в 2007 году родители совершили более 6 тысяч преступлений против несовершеннолетних детей, в 2009-м — 4 тысячи преступлений.

— Уровень подростковой преступности в России один из самых высоких в мире, — грустно констатировали на пресс-конференции. — И одни их основных причин — подавление личности ребенка и жестокое обращение с ним.

Поддержали Сиротина и гости мультимедийного круглого стола «Ущемление прав ребенка — изменится ли что-то в 2011 году?».

— В Подмосковье недавно случилась такая история, — рассказывает психолог Александр Асмолов. — Мама потеряла младшего из своих детей. У нее был посттравматический стресс и явная истероидная симптоматика. И вот она усыновила мальчика трех лет, но на фоне ее психологических проблем ребенок ее быстро разочаровал. И она его била, чему были свидетельства. Разобраться миром не удалось: муж этой женщины давал показания, что, дескать, это ребенок такой невезучий, что почти каждый день падает с лестницы лицом вперед или опрокидывает на себя чайник с кипятком. На представителей службы опеки и попечительства, приходивших за ребенком, отец спускал собак. И только когда прокуратура дала разрешение на проникновение в помещение, этого мальчика, всего в побоях, удалось вывезти в поликлинику.

Но при этом Асмолов тут же добавил: несмотря на то, что дети должны знать о своих правах, делать это нужно грамотно. Иначе это может привести к «феномену Павлика Морозова», когда дети из-за обид будут писать ложные доносы на родителей или опекунов. Исследования показали, что с появлением в России ювенальной юстиции количество доносов-фантазий существенно выросло.

КТО СПРОСИТ РЕБЕНКА?

— Самое удивительное, что, принимая решение о судьбе ребенка, самого ребенка не спрашивают, — заметила председатель «Коллегии адвокатов Павла Астахова» Виктория Данильченко. — То есть даже формально мнение ребенка учитывается только с 10 лет. Был пример, когда родители двух девочек младшего школьного возраста развелись. Мама уехала с дочерьми ко второму мужу в Испанию, а отец остался в России. Через некоторое время дочери попросили отца забрать их, что он и сделал. Мама девочек подала в суд. Из-за того, что дело было громким, девочек допросили в суде, причем допрашивали длительно. Они показали, что любят маму, готовы с ней видеться, но жить хотят в России с отцом. Но суд все равно принял решение отправить их к матери. И на деле, хотя по Семейному кодексу родители имеют равные права, дети, невзирая на их мнение, передаются маме. Это установил не закон, это установила практика. Для того чтобы эта устаревшая судебная практика не определяла судеб детей, необходимо появление семейных судей. Такие решения должен принимать не тот судья, который только что разделил квартиру, а через полчаса будет решать, сколько нужно возместить за разбитую машину. Этот человек должен уметь работать с привлечением психологов и педагогов.

Юлия Лабатурина же считает, что для начала нужно устранить недоработки в семейном законодательстве, которые позволяют органам опеки творить произвол:

— Необходимо законодательное внедрение механизмов прямого общественного контроля в отношении деятельности органов опеки, связанной с вмешательством в семьи. А также более широкое использование общественными организациями возможности судебного обжалования действий госорганов в отношении ребенка, отнятого у семьи, в порядке, предусмотренном статьей 15 ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в РФ». Это позволит защитить права семьи и ребенка, даже когда сама семья боится себя защищать.

Перечислим основные «слабые точки» действующего в России семейного законодательства, тревожащие правозащитников:

Ст. 56 (и ст. 122) Семейного кодекса РФ обязывает всех, кому стало известно о нарушении прав ребенка в семье, сообщать об этом в органы опеки и попечительства. В сочетании с широкой пропагандой, призывающей сообщать в «соответствующие органы» о таких «нарушениях», как «несоблюдение родителями советов психолога», эта норма ведет к серьезным злоупотреблениям, нарушению права на неприкосновенность частной и семейной жизни.

Ст. 64 ч. 2 Семейного кодекса предусматривает право органов опеки без суда лишить родителей права представлять интересы детей, если орган опеки установит, «что между интересами родителей и детей имеются противоречия». Это создает законную базу для фактического ограничения родительских прав без суда при формальном сохранении проживания ребенка в семье.

Ст. 68 ч. 2 Семейного кодекса устанавливает, что если ребенка незаконно удерживает у себя другое лицо против воли родителей (речь может идти, например, о приюте, куда увезли незаконно отнятого ребенка представители органа опеки), суд может отказаться вернуть ребенка родителям, «если придет к выводу, что передача ребенка родителям не отвечает интересам ребенка».

Ст.ст. 70 и 73 Семейного кодекса, устанавливающие порядок ограничения и лишения родительских прав, дают право очень широкому кругу лиц и организаций выступать с иском к родителям об ограничении или лишении их родительских прав. С иском об ограничении родительских прав в суд имеет право обратиться, например, школа.

Ст. 77 Семейного кодекса предусматривает отобрание ребенка при непосредственной угрозе его жизни и здоровью. В законодательстве отсутствует четкое определение критериев наличия угрозы жизни и здоровью ребенка, что позволяет органам опеки действовать, по сути, произвольно. В некоторых региональных нормативных актах, устанавливающих порядок отобрания детей (например, в Нижегородской области), как угроза жизни и здоровью ребенка рассматривается наличие любых признаков «физического и психического насилия» в отношении него. Методические материалы часто очень широко трактуют «признаки насилия», относя к ним, например, наличие у ребенка синяков (обычных у активных детей определенного возраста), расшатанных зубов, педикулеза. Закон не требует, чтобы при отнятии ребенка по ст. 77 Семейного кодекса родителям предоставляли копию документа об отобрании ребенка без требования с их стороны, что затрудняет судебное обжалование решения.

Ст. 121 Семейного кодекса позволяет объявить ребенка при живых родителях «оставшимся без попечения родителей», если родители «уклоняются от воспитания детей или от защиты их прав и интересов», «при создании действиями или бездействием родителей условий. препятствующих их нормальному воспитанию и развитию, а также в других случаях отсутствия родительского попечения». Эти крайне нечеткие формулировки, не уточняемые в федеральных нормативных правовых актах, допускают очень широкое, произвольное толкование.

Ст. 122 Семейного кодекса предусматривает право органа опеки по первому «сигналу» о «нарушении прав ребенка» обследовать условия жизни семьи в трехдневный срок. На практике это часто приводит к нарушению права на неприкосновенность жилища и частной жизни. Возможность вторжения в жизнь семьи без доказательных оснований дает широкий простор для злоупотреблений, ложных сообщений со стороны соседей, представителей образовательных, медицинских и т.п. организаций, если семья находится с ними в конфликте, чем-то не устраивает их.

Ст.ст. 23 и 28 Закона РФ № 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» предусматривают возможность принудительного психиатрического освидетельствования и психиатрической госпитализации ребенка — против воли его родителей, без суда, по решению органа опеки.

Из выступления председателя ФНПР Михаила Шмакова на VII съезде ФНПР 12 января:

«Сегодня в России есть одно государство, но два народа. Один народ — в состоянии тратить на собственные прихоти ежемесячно сотни тысяч рублей. И второй народ — которому рассказывают о том, что увеличение зарплаты никак невозможно. Стоит ли говорить, что такой разрыв в доходах невозможен в цивилизованной стране?! Стоит ли говорить , что подобная разница в доходах приводит к тому, что и свои конституционные права эти два народа могут реализовывать по-разному. Для детей одних — учеба за границей, для других — летний «отдых» на городском асфальте.

Но при этом нужно четко понимать — чем вызван такой разрыв в доходах? Эти деньги де-факто изъяты у работников за счет экономии на росте их зарплаты и присвоены собственниками предприятий как личный доход. Подобный метод честным не назовешь.»

Когда органы опеки представляют опасность для самих детей

В Кировской области органы опеки изъяли у матери-одиночки ребенка после заявления школьной администрации: мальчик пожаловался, что его шлепали ладонью и били ремнем. В России это не первый случай — ведомство вправе отобрать ребенка у родителей в случае угрозы его жизни и здоровью.

Почему опека чаще изымает детей, чем помогает семьям, реагируют ли ее сотрудники на анонимные жалобы и как проходят выездные проверки, «Правмиру» рассказал юрист фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Павел Денисов.

— В каких случаях опека может изъять ребенка из семьи?

— Согласно 77-й статье Семейного кодекса, орган опеки и попечительства вправе немедленно отобрать ребенка у родителей или у других лиц, на попечении которых он находится, при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью. Специалисты органов опеки сами определяют, есть ли эта угроза, насколько она реалистична.

Читать еще:  Кассовые проверки временно отменили А срок давности нет

Но при этом не существует прописанных процедур — как проводить эту оценку. А оценку проводят не специалисты, которые могут разобраться в детско-родительских отношениях, нет процедуры расследования, нет времени на то, чтобы разобраться в ситуации серьезно. А главное, нет специальной подготовки тех, кто приходит в семью. Поэтому по сути это субъективная оценка конкретными людьми. И эта задача в каждом конкретном случае решается по-разному.

Здесь многое зависит от того, насколько давно семья находится в поле зрения органов опеки и попечительства. Также имеет значение степень тревожности сотрудников ведомства. Есть конкретные органы опеки, которые готовы при любом первичном сигнале осуществлять изъятие, полагая, что делают это в интересах ребенка.

Нужно изменить подход к отобранию — это должно стать крайней мерой. Требуются инструменты оценки ситуации как опасной. Если она действительно такова, то необходима возможность перемещать ребенка экстренно к родственникам и знакомым, а не в детский дом.

— Выходит, в разных регионах ситуация может отличаться?

— Я бы даже сказал — не в разных регионах, а зачастую в разных районах одного города она может отличаться. Многое зависит от специалистов, которые там работают. Некоторые очень трепетно относятся к семье и по минимуму изымают детей, другие же при любом случае, кажущемся опасным, принимают такое решение. Здесь единого подхода не существует. Нужно прописать критерии, по каждому из них — варианты, как может развиваться ситуация. Пока этого нет.

— На практике это порождает проблемы?

— Конечно. Возникают различные действия органов опеки при схожих ситуациях. Есть две семьи с близкими проблемами в отношениях с детьми. В одной опеке могут принять решение, что детей нужно изымать. В другой — организуют сопровождение семьи, помощь ей. И тогда дети остаются в семье.

Важно отметить, что существуют случаи, когда изъятие необходимо. Например, есть сексуальное насилие. Это понятное основание.

Но возникают и оценочные критерии. Например, отсутствие заботы или ухода, которые каждый специалист определяет по-своему. В некоторых случаях органы опеки, ссылаясь на это, могут забрать детей. В других — нет. Работа строится не на критериях и не в интересах ребенка, а на мнении частных лиц.

В итоге семьи, которым можно помочь, лишаются детей, хотя с помощью специалистов могли бы изменить ситуацию и сохранить детей.. Однако бывают ситуации, когда действительно помочь невозможно.

— Отсутствие ухода и отсутствие заботы — что это может быть?

— Например, в жилом помещении длительное время не убрано и есть тараканы. Но они завелись не потому, что в семье не любят детей — не заботятся о них, не кормят, не воспитывают. Это произошло, потому что семья не справляется с какими-то социальными задачами. Им нужно помочь. Например, есть член семьи с психическим расстройством: бабушка, которая приносит мусор с улицы, из-за этого в доме появились паразиты. Бабушка — член семьи, за ней ухаживают, поэтому из дома ее не выселишь.

Для такой семьи нужно организовать социальное сопровождение со стороны социальной защиты и других служб. К сожалению, проще объявить семью не заботящейся о детях. И это нередко происходит в связи с антисанитарией. Вместо помощи семье опека изымает детей. Потом их достаточно сложно вернуть назад.

— Государственные службы редко организуют сопровождение для семей?

— К сожалению, эта система пока не налажена. Ввиду дефектов нашего законодательства она не имеет однозначной нормативной базы. Возникает ситуация: «Мы бы сделали, но не знаем, что». У органов опеки нет ни оснований, ни ресурсов на эту работу. Нет специалистов, которые будут этим заниматься, а значит, и активности.

Социальная защита в этих ситуациях не обязана включаться, она может отреагировать, если семья сама обратится, но там нет сопровождения семей, это обычно отдельные виды услуг, не всегда адекватно отвечающих ситуации и потребностям семьи. Есть индивидуально-профилактическая работа, которую может назначить и провести комиссия по делам несовершеннолетних, но что это такое никому в целом не понятно.

Где-то КДН работают, как могут, с семьями, где-то подключается соцзащита, где-то нет ничего. Часто задачу берут на себя НКО, в том числе «Волонтеры в помощь детям-сиротам», которые закрывают бреши в государственной системе. К сожалению, не всем удается помочь. У НКО ресурсы ограничены, государство помогает не очень активно, а иногда даже мешает. Все семьи, нуждающиеся в поддержке, взять под попечительство отдельных НКО не получится. Тем более, они есть не во всех регионах страны.

— Если учитель или врач в детской поликлинике сообщит о проблемах ребенка в органы опеки, сотрудники обязаны приехать с проверкой?

—Да. Опека должна отреагировать на сигнал и проверить ситуацию в течение трех дней после поступления сведений о нарушении прав и интересов детей. Если ребенок серьезно пострадал, а особенно — если сам рассказал, что родители его бьют, органы опеки и попечительства могут изъять его из семьи тут же.

Год назад в Рязанской области в поселке Сапожок дети рассказали педагогу, что их бьют приемные родители.

Специалисты опеки забрали их прямо из школы, приемным родителям не вернули, пока не состоялись все проверки. В том числе — расследование уголовного дела, которое возбудили по данному факту.

И хотя проверка не нашла подтверждений побоям, а сами дети очень быстро поменяли показания и начали проситься домой, они все равно провели несколько месяцев в приюте.

— А если в опеку пожалуется просто человек с улицы, который хочет навредить?

— Если это анонимка, опека может ее и не проверять. Прямых оснований для проверки данных, поступающих анонимным образом, нет. Хотя анонимные заявления иногда тоже проверяют.

Но если это письмо от соседа, которое он подписал своим именем — такой сигнал проверить должны. Это источник, который можно идентифицировать. Такой же, как и учителя или врачи. Но поликлиника, школа и детсад как источники воспринимаются более серьезно, так как наблюдают ребенка ежедневно.

— Сотрудники опеки пришли в дом. Что именно они имеют право оценивать?

— Опека в ходе проверки составляет акт обследования условий жизни несовершеннолетнего гражданина и его семьи. Сотрудники опеки интересуются участием родителя в жизни и содержании ребенка, семейным окружением и составом семьи. Заполняют информацию про внешний вид ребенка, его социальную адаптацию.

Сотрудники осматривают жилище, его санитарно-гигиеническое состояние, условия жизни семьи и ребенка. Они обратят внимание на место, где ребенок живет — детский уголок, игровые зоны, рабочее место, если он учится. Опека смотрит на то, чтобы у ребенка были игрушки, канцелярские принадлежности, а также одежда — целая, чистая, комплектная, есть ли продукты в холодильнике.

Но надо понимать, что все это не говорит о том, насколько ребенку безопасно в семье и есть ли отношения привязанности между ним и родителями. В разных семьях по-разному устроен быт — возможно, вы покупаете еду на один день и тут же готовите ее или заказываете в ресторане.

Поэтому, мне кажется, сегодня эта процедура направлена на оценку внешних условий, которые могут не указывать на реальные проблемы. И хотя в акте указывается задача — оценить отношения между членами семьи или социальную адаптацию ребенка — реальных компетенций для оценки этого и достаточного времени у них нет. Поэтому органы опеки в рамках этого акта в основном смотрят на внешнее, и если у ребенка нет спального места, стола, игрушек, органы опеки обратят на это внимание.

К сожалению, единственным инструментом оценки сейчас является обследования условий жизни несовершеннолетнего гражданина и его семьи, который на самом деле может не показывать те проблемы, которые есть в семье. Потому что для реальной оценки нужно время и работа специалистов: психологов, специалистов по социальной работе.

— Как в этой ситуации правильно себя вести?

— Спокойно отвечать на вопросы, если возникают замечания, проговорить, почему эти проблемы возникли и как члены семьи планируют с ними справиться.

Предположим, в комнате не наклеены обои. Но семья говорит: «У папы через неделю отпуск, и мы планируем завершить ремонт».

Если у семьи есть сопровождение со стороны социальных служб или некоммерческих организаций, это нужно показать. Да, есть проблемы, с которыми семья не может справиться самостоятельно, но она работает над ними вместе со специалистами. И они могут подтвердить, что ситуация улучшается. Желательно, чтобы сотрудник одной из этих организаций присутствовал на проверке или предоставил опеке сведения в виде письма или характеристики.

— Если я постоянно вижу, как соседи поднимают руку на ребенка, или слышу за стеной его плач, куда мне обратиться за помощью?

— Надо понимать, что дети в принципе плачут, особенно маленькие, поэтому сам факт плача за стеной ни о чем не говорит. Если ребенок плачет, так что это вызывает у вас подозрения, что это не вопрос возрастных кризисов или обычного поведения младенца,можно для начала познакомиться с семьей и поговорить. Может людям нужна помощь, может они растят ребенка с особенностями развития или поведенческими особенностями.

Если у вас есть обоснованное подозрение на жестокое обращение с ребенком, например, вы были свидетелем избиений, то стоит обратиться одновременно в опеку и в полицию. В этих условиях ребенок может пострадать физически или погибнуть, поэтому действовать нужно немедленно.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector